КОНТИНЕНТ — деньги и финансы

Вячеслав Гайзер не признал своими 117 миллионов рублей

12.06.2019 17:27

Вячеслав Гайзер не признал своими 117 миллионов рублей

В Замоскворецком суде Москвы по уголовному делу в отношении бывшего руководства Коми в прениях экс-глава республики Вячеслав Гайзер привел контраргументы на обвинение прокурора о получении им из неформальной казны (в формулировке обвинения – казны преступного сообщества) не менее 117 млн руб.

В судебных прениях Вячеслав Гайзер заявил: «Утверждение, что я получил из какой-то казны 117 миллионов рублей, ложно даже в своем математическом расчете».

Гайзер в своей речи обратил внимание на противоречия в показаниях экс-зампреда правительства Коми Константина Ромаданова, которого следствие считает казначеем преступного сообщества, возглавляемого Александром Зарубиным. Из показаний Ромаданова, как заметил подсудимый, вытекают разные даты начала ежемесячных выплат Гайзеру: с 2006 года, с мая 2009 или с января 2010 года. Не ясно, получал Гайзер ежемесячно по 1 млн или по 1,5 млн руб. В прениях гособвинитель заявил, что Гайзером получено не менее 117 млн руб. Эта сумма получится, если считать, что подсудимый получал по 1 млн руб. с января 2006 по сентябрь 2015 года (117 месяцев х 1 млн руб.).

В суде Ромаданов утверждал, что в 2009 году принял «эстафету» по ведению неформальной казны от бывшего первого заместителя главы Коми Павла Орды. Гайзер, по словам Ромаданова, стал получателем выплат после ухода Орды в мае 2009 года. При этом следствие полагает, что Зарубин не привлекал в ОПС Орду. Следствие не считает Орду членом ОПС Зарубина.

- В ходе допроса на суде господин Ромаданов, отвечая на вопросы по Торлопову (бывший сенатор от Коми Владимир Торлопов), заявил, что тот получал деньги от Ромаданова, начиная с 2010 года, по 1,5 млн руб. ежемесячно, а дальше на вопрос касаемо Гайзера и Чернова (бывший замглавы Коми Алексей Чернов) Ромаданов ответил: «Те же самые суммы в тот же самый период». Откуда взяли 117 месяцев? Утверждением следствия, что ОПС создано в 2005 году? Так ведь даже свидетель обвинения Ромаданов сообщил, что я появился там только после ухода Орды, - подчеркнул подсудимый.

Гайзер отметил, что, вопреки утверждению прокурора, он не лгал, когда сообщил следствию, что уволил гендиректора Фонда поддержки инвестиционных проектов Коми Игоря Кудинова в связи со злоупотреблением спиртными напитками, в результате чего тот в пьяном виде попал в ДТП. Кудинов сам подтвердил, что лишился водительских прав за управление автомобилем в нетрезвом состоянии.

Экс-глава Коми не согласился с утверждением следствия, что Зарубин, Чернов и Гайзер принимали решение о распределении прибыли Зеленецкой птицефабрики. Он сослался на показания гендиректора птицефабрики Николая Черного, сообщившего, что решение о распределении дивидендов от деятельности предприятия принимал он вместе с Кудиновым.

Гайзер также дал пояснения относительно аудиозаписи разговора его и Зарубина в ресторане «Лос бандитос» в августе 2015 года про тещу и кошелечки.

Экс-глава Коми, признавая сам факт своей беседы в ресторане, отметил, что этот разговор является единственным разговором, который не был подвергнут экспертизе со стороны предварительного следствия.

- В этом разговоре я, по предположению следствия, говорю Зарубину, что прибыль птицефабрики составила 2,5 млрд руб. После чего звучит фраза Зарубина: «Ну, 300 миллионов сейчас там по полугодию договорились, что будем перечислять». Так вот, прибыли 2,5 млрд рублей у «Зеленецкой» никогда не было и быть не могло, - отметил подсудимый и из этого сделал вывод, что запись указанного диалога была подвергнута монтажу.

Он привел слова гособвинителя в прениях об аудиозаписи разговора на совещании в гостинице «Югор» в марте 2010 года. Файл с названием «ЗАО РК» с аудиозаписью совещания был обнаружен на жестком диске рабочего компьютера Демьяна Москвина, управлявшего частью бизнес-активов Зарубина. На совещании спрашивает, все ли получили 53 миллиона за вычетом налога, на что Гайзер отвечает: «Ну я-то получил». По мнению прокурора, речь идет о дивидендах от Зеленецкой птицефабрики, получение которых Гайзер на встрече в гостинице признал.

Гайзер в суде настаивал, что Зарубин озвучивал расчеты экономической деятельности сыктывкарских молокозавода и хлебокомбината, которыми владел на тот период времени. Вопрос Зарубина о 53 млн руб. касался расчетов, которые были розданы участникам совещания. Гайзер на совещании своей фразой признает, что расчеты получил.

Подсудимый заявил, что совместное предприятие ООО «Метлизинг», в которое была передана птицефабрика, было образовано только летом 2010 года, а указанное совещание датировано мартом 2010 года. Таким образом, раньше лета 2010 года дивиденды от деятельности птицефабрики он получать не мог.

Подсудимый отрицал существование в руководстве республики ОПС, несмотря на то, что в многочисленных показаниях большинства подсудимых на предварительном следствии эта аббревиатура встречается повсеместно.

- Совершенно очевидно, что якобы признательные показания о своем участии в ОПС подсудимые давали под диктовку следователей и оперативных сотрудников, поскольку ни обвинение, ни закон, ни пленум [Верховного суда России] не содержат понятия организованного преступного сообщества — ОПС, - заметил подсудимый.

По его словам, обязательным признаком умысла является знание участника того факта, что он примыкает к организации, носящей преступный характер и имеющей целью совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Гайзер утверждает, что денег от бывшего директора Сыктывкарского ликеро-водочного завода Александра Сердитова не получал.

- Денежные средства от СЛВЗ, согласно отчетам и показаниям Ромаданова [управляющих его бизнес-активами], Соколова и Ростовой, фигурируют как личные деньги Ромаданова, в таблицах против этих сумм указана аббревиатура ФЛ - физическое лицо. Согласно показаниям Ромаданова, он вообще деньги от СЛВЗ носил несколько лет с собой и не передавал в офис «КУПРО» (предприятие, подконтрольное Ромаданову, где, по версии следствия, хранилась казна преступного сообщества — БНК).

По словам Гайзера, Зарубин был весьма состоятельным человеком. Он сослался на показания Москвина о том, что Зарубин получал доход от владения иными активами, кроме птицефабрики Зеленецкой. Долгое время был акционером компании «Ренова», получая относительно приличные доходы. Помимо этого, у него был бизнес за рубежом, еще какие-то предприятия через членов его семьи принадлежали ему в Сыктывкаре.

Как отметил Гайзер на одном из заседаний суда, Зарубин не был жадным, Сыктывкару подарил спортивно-развлекательный центр «Ренова», с Юрием Бондаренко благородно рассчитался, когда тот вышел из совместного бизнеса. По выражению Гайзера, «Зарубин не тот человек, чтобы мелочь по карманам тырить - позариться на небольшую птицефабрику в Сыктывкаре».

БНК продолжит знакомить читателей с основными доводами сторон по «делу Гайзера», прозвучавшими в судебных прениях.

2019 © "КОНТИНЕНТ — деньги и финансы". Все права защищены. Карта сайта | SM. info@kontinent-tc.ru